МИНИСТЕРСТВО ОБОРОНЫ СССР
ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ МУЗЕЙ АРТИЛЛЕРИИ, ИНЖЕНЕРНЫХ ВОЙСК И ВОЙСК СВЯЗИ

Л.К.МАКОВСКАЯ

РУЧНОЕ ОГНЕСТРЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ РУССКОЙ АРМИИ конца XIV-XVIII веков
ОПРЕДЕЛИТЕЛЬ

МОСКВА "ВОЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО" 1992

ОБЗОР ОБЩИХ ТЕНДЕНЦИЙ РАЗВИТИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОГО РУЧНОГО ОГНЕСТРЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ КОНЦА XIV-XVIII вв

Ручное огнестрельное оружие появилось на Руси в конце XIV в. Его применение совпало с началом важнейших преобразований в русских землях - возрождением их хозяйства, культуры и техники. Этот процесс, вызванный усилением освободительной войны, сопровождался подъемом городов, обновлением военного потенциала. Ручное огнестрельное оружие наряду с артиллерией сыграло огромную роль в прогрессивной борьбе за собирание русских земель и создание единого централизованного государства. Оно было важным оружием в войске Московской Руси, отстаивавшей свою независимость в войнах на западе, востоке и юге. В начальный период своего существования ручное огнестрельное оружие мало чем отличалось от артиллерийского. Одни и те же мастера изготовляли артиллерийские орудия и мелкое оружие - цельнокованые или цельнолитые трубки, как правило, с глухой казенной частью, различавшиеся по массе и габаритам. Определенная специализация огнестрельного оружия начала только зарождаться. Снарядом к ручным пищалям - древнейшему образцу ружья в ранний период служили железные или свинцовые ядра (пули). Заряд составлял 1/10 или 1/12 массы пули и представлял собой смесь определенных частей серы, селитры н угля. Для горения пороховой мякоти требовалось относительно свободное воздушное пространство. При заряжании 3/5 канала ствола занимал заряд, 1/5 часть оставалась свободной, верхнюю 1/5 часть занимала пуля. Заряд запирался деревянной пробкой, воспламенялся раскаленным прутом или фитилем [10].

Применение ручного огнестрельного оружия было довольно затруднительным.

Существовало два способа стрельбы. При первом стрелок, зажав под мышкой правой руки или вскинув на плечо жердевидный приклад, левой рукой воспламенял заряд [11]. Если оружие было достаточно тяжелым, стрельба производилась с соответствующей опоры. Второй способ: один стрелок держал обеими руками ручную пищаль и целился, а второй воспламенял заряд [12].

Дальнейшая эволюция привела к выделению в середине XV в. ручного огнестрельного оружия в самостоятельный вид военной техники. Основной отличительной чертой этого развития явилось постепенное уменьшение калибра ствола и его удлинение. Во второй половине XV в. в ручных пищалях появились прицельные приспособления, затравочное отверстие было перенесено сверху на правую сторону ствола, рядом крепилась пороховая полка с крышкой.

В последней четверти XV в. непрактичную пороховую мякоть сменил более сильный гранулированный порох. В качестве снаряда прочно утвердилась сферическая свинцовая пуля, которая досылалась в ствол, обернутая кожей, льном, бумазеей или каким-либо другим материалом.

Последующее усовершенствование ружей привело, с одной стороны, к легким 18-20-мм калибра ручницам, или ручным пищалям, с длиной ствола 25-30 калибров[1], с другой стороны - к тя­желым затинным пищалям (крепостным ружьям) калибром около 25-37 мм.

Разделение ручного огнестрельного оружия на легкие ружья и тяжелые крепостные пищали характерно для дальнейшего развития европейского военного оружия в течение XV - начала XVI в.

Существенное влияние на это развитие оказало открытие механизма воспламенения - замка.

Первые воспламенительные механизмы - фитильные замки появились в Европе в начале XV в. [13]. На Руси в военном оружии жагры[2] получили распространение на рубеже XV-XVI вв. (рис. 3-5).

Ранний вариант фитильного замка представлял собой двуплечный рычаг с курком, имевшим вначале С-образную, позднее Ь-образную форму. При давлении на спусковой крючок заднее плечо рычага поднималось, вследствие чего переднее плечо, входящее в серьгу, неподвижно надетую на штырь курка, опускалось. Курок с защемленным тлеющим фитилем опускался на полку и воспламенял затравочный порох. На внутренней стороне замочной монтировалась пластинчатая пружина, под действием которой курок откидывался назад и удерживался во взведенном состоянии. Первоначально пороховая полка была частью ствола, а не замка. В XVII в. полка, крышка полки и щиток, защищавший глаза стрелка от вспышки пороха на полке, монтировались на замочной доске.

Наряду с данной системой замка в отечественных ружьях получил широкое применение фитильный замок с боковым спуском. Этот механизм состоял из семи частей. Курок представлял собой разноплечный рычаг S-образной формы с отверстием для оси, куда входил гвоздь, одновременно укреплявший замочную доску. Головка курка была приспособлена для держания фитиля. Боевая пружина - пластинчатая, несколько изогнутая, одним концом крепилась гвоздем к цевью ложи, свободным концом действовала на хвост курка снизу вверх. Спуск состоял из пластинчатой пружины с выступом-шепталом и головкой-кнопкой. При выстреле нажимали пальцем на кнопку, шептало утапливалось, освобождало курок, который под действием боевой пружины опускался на полку и воспламенял затравочный порох.

Простое и дешевое приспособление, позволившее вести более точную прицельную стрельбу, резко повысило эффективность ручного огнестрельного оружия. Введение воспламенителыюго механизма внесло дальнейшие изменения в конструкцию ружей.

Необходимость крепления замка заставила отказаться от стволов с трубками вместо ложи, а стремление к точной стрельбе привело к замене примитивных ружейных лож с жердевидным прикладом профилирующими с небольшой кривизной в месте будущей шейки.

Применение фитильного замка существенно повлияло на место ручного огнестрельного оружия в арсенале вооружения. Ручные пищали не только постепенно вытеснили старые виды оружия, такие, как арбалеты и стрелы, они стали основным оружием пехоты.

Первые специальные формирования, вооруженные ручным огнестрельным оружием, - "огненные стрельцы" образовались на Руси в конце XV в. Это в основном пешие воины. Однако известны случаи применения ручных пищалей в конце XV в. и всадниками. По мере широкого внедрения ручного огнестрельного оружия в русском войске роль "огненных стрельцов" возрастает. К 40-м гг. XVI в. стрелецкое войско, в состав которого входили пешие и конные воины, составляло уже 1/10 часть всей армии и использовалось в бою как вполне сложившийся воинский контингент.

Однако основное русское войско - поместная конница по-прежнему была вооружена традиционным холодным оружием. Ручные пищали в силу ряда существенных недостатков фитильного замка, в частности довольно сложной и длительной процедуры подготовки заряженного оружия к выстрелу не получили распространения в кавалерии.

Ручные пищали с кремневым замком русского типа изготавливали в основном в центральных районах Московского государства. На севере Руси широко применялся карельский тип замка [17], близкий по конструкции к скандинавскому типу [18] (рис. 9). Весь механизм карельского замка, кроме спускового устройства, располагался на внешней стороне замочной доски. Курок длинными стелющимися губами на прямой короткой ножке, которая в отличие от русских замков заканчивалась не крестовиной, а загнутым хвостом, служившим одновременно боевым взводом. Для устранения перекоса на оси курка крепилась курковая накладка. Пружина одна, двуперая, нижнее перо - боевая пружина действовала на хвост курка снизу вверх, верхнее перо - подогнивная пружина. Крышка пороховой полки на карельских замках была двух видов: обычная железная пластинка, закрепленная на штыре, или движущаяся в пазах замочной доски с рычажком и защелкой внутри. Обе крышки перед выстрелом открывались рукой (рис. 10).

В поздних моделях замков русского типа вместо прямых пружин стали применять более сильные и надежные - гнутые. Огниво получило вогнутую форму, внизу с бородкой для закрытия пороха на полке. Вогнутое огниво обеспечивало большее количество искр, так как при ударе кремень не сразу отбрасывал его, а скользил по дуге. Появление бородки для закрытия пороха явилось первым шагом по пути объединения огнива и крышки полки в один элемент - батарею. К середине XVII в. появился оригинальный предохранитель курка - стержень с крючком в виде головы собаки и двуперая пружинка, помещенные слева на внешней стороне замочной доски (рис. 11-12).

Карельский тип замка претерпел значительно меньше изменений: у него вначале появилось вогнутое огниво с бородкой, а затем огниво в виде перевернутой буквы Г - L-батарея. В таком виде карельский замок просуществовал в северных и северо-восточных районах страны вплоть до XX в., применяли его в последние полтора столетия в основном в промысловом оружии. Помимо русского и карельского типов замков в отечественном оружии широко применялись иностранные замки.

Особой популярностью у оружейников пользовались замки англо-голландского типа (рис. 13, 14).

Голландский замок появился в конце XVI в. Основной механизм его расположен на внутренней стороне замочной доски. Снаружи находились курок S-образной формы, огниво, подогнивная двуперая пружина, пороховая полка с крышкой, движущейся в пазах замочной доски, и щитком, курковый упор. Боевая пружина находясь внутри, действовала на нижний край лодыжки - стальной колодки, навинченной или укрепленной шпилькой на ось курка. В верхний край лодыжки закреплялся длинный стальной стержень, который при спуске толкал рычажок крышки полки так, что она автоматически открывалась. Курок имел только боевой взвод и удерживался во взведенном состоянии горизонтально действовавшим шепталом.

Очень близки по устройству к голландскому замку были английский и шотландский кремневые замки, которые, по-существу, отличались от него формой и отделкой деталей. В поздних моделях английского замка огниво соединялось в один элемент с крышкой полки, появился предохранитель курка в виде крючкообразной защелки на внешней стороне замочной доски, отсюда название замка - Dog Lock (замок с собачкой).

Под влиянием голландского замка во второй четверти XVII в, в Московском государстве появились кремневые замки смешанного типа - оригинальные системы, созданные отечественными оружейниками в результате существенного усовершенствования и модификации устаревших механизмов. В этот же период вошел в употребление средиземноморский кремневый тип замка, имевший две разновидности: итальянский и испанский [19] (рис. 15, 16).

Оба варианта замка, как правило, находились на привозном оружии, очень редко изготовлялись русскими мастерами.

В итальянском варианте огниво было объединено в один элемент с крышкой полки, коленчатая боевая пружина монтировалась на внешней стороне замочной доски и действовала на носок курка сверху вниз. Замок имел два взвода. Шептало состояло из двух отростков, передний отросток цеплял носок курка и ставил последний на предохранительный взвод, задний отросток заходил за пяту курка и ставил его на боевой взвод. При спуске оба отростка шептала утапливались в прорези замочной доски и освобожденный курок под действием боевой пружины с силой опускался на огниво.

Испанский замок отличался от итальянского тем, что оба отростка шептала проходили сквозь прорези замочной доски впереди курка. Носок курка был уплощен. Отросток шептала, который фиксировал курок на предохранительном взводе, имел форму кнопки, а отросток, фиксировавший курок на боевом взводе, был совсем плоский. При взводе носок курка цеплял вначале кнопку, а затем плоский отросток. Боевая пружина действовала на пяту курка снизу вверх. Огниво - батарея с глубокими продольными бороздками. Они насекались на отдельной пластине, которую при необходимости можно было сменить.

С начала XVII в. ручные пищали с кремневым замком, постепенно вытесняя ручницы и фитильные мушкеты, становятся массовым оружием пехоты. В этот же период ручным огнестрельным оружием начинает вооружаться и поместная конница.

Повсеместное применение огнестрельного оружия существенно повлияло на его дальнейшее усовершенствование. В течение второй половины XVI-XVII вв. разрабатывались новые конструкции и формы оружия, улучшались баллистические качества стволов, появились нарезные ружья, отличавшиеся от гладкоствольных значительно большей дальностью и точностью стрельбы. Возросшие требования к увеличению скорострельности оружия и его безотказности привели к созданию в начале XVII в. самой совершенной искровой воспламенительной системы - французского кремневого батарейного замка, изобретателем которого считается Марэн ле Буржуа [20] (рис. 17).

В русском оружии французский батарейный замок появился в первой четверти XVII в. [21] и просуществовал в военном оружии до 40-х гг. XIX в., а в охотничьих ружьях - вплоть до начала XX в.

Главная особенность французского батарейного замка - в вертикально действовавшем шептале. На колесе лодыжки имелись два выреза для боевого и предохранительного взвода. Огниво было объединено в один элемент с крышкой полки. Подогнивная пружина в данном случае выполняла две функции: удерживала крышку полки и создавала необходимое сопротивление в момент удара кремня по огниву. Весь механизм, кроме курка и подогнивной пружины, монтировался на внутренней стороне замочной доски. При спуске шептало выходило из вырезов лодыжки и курок под действием боевой пружины, давившей корольком на носок лодыжки, ударял по огниву. При ударе крышка полки автоматически открывалась, и высеченные искры воспламеняли затравку.

Новый замок был проще в употреблении, чем до сих пор существовавшие системы, и требовал значительно меньше времени при подготовке к выстрелу.

Создание французского батарейного замка явилось огромным достижением оружейной техники и предопределило дальнейшие пути ее развития.

С введением французского батарейного замка связано возникновение новых конструкций ружей, заряжающихся с казенной части, появление многоствольных и многозарядных систем с вращающейся полкой и магазином в прикладе.

С французским батарейным замком связано и дальнейшее усовершенствование ложи. На смену многопрофильному и мушкетному прикладам приходит так называемый французский приклад со щекой и длинной шейкой, что существенно сказалось на повышении точности стрельбы.

Появившись в начале XVII в., новый механизм к исходу столетия утвердился в военных ружьях всех главных европейских государств.

С усовершенствованием огнестрельного оружия, ростом его специализации изменился зарядный порох. Состав его становится близким по содержанию дымному пороху XVIII-XIX вв. (75% селитры, 12% серы, 13% древесного угля), а структура зависит от назначения. В ручном огнестрельном оружии стал применяться крупнозернистый мушкетный порох в отличие от более слабого мелкозернистого пушечного пороха, предназначенного для артиллерийских орудий.

В этот период чрезвычайно активного развития оружейной техники намного повысились требования не только к конструкции оружия, но и к материалу и технологии его обработки. Широкое внедрение огнестрельного оружия в войска в относительно короткий срок изменило весь характер ведения войны. Линейная тактика боя, зародившись в конце XVI в., в начале следующего столетия была принята армиями всех государств. Изменился характер боевых действий войск, возросла их численность. Обеспечение надежности применения большого количества ручного огнестрельного оружия на поле боя потребовало от военного ремесла выпуска единообразных изделий.

Изготовление оружия - одно из древнейших массовых производств. Первые самостоятельные оружейные центры появились на Руси в начале XVI в. Это оружейные палаты крупных городов и монастырей.

В XVI - первой половине XVII в. основным центром оружейного производства Русского государства являлась Московская оружейная палата. Ей принадлежит огромная роль в развитии отечественной оружейной техники. В Москве работали лучшие мастера из разных районов страны, здесь разрабатывались новые мoдели оружия, которые в качестве эталона высылались на периферию.

Отечественные ружья первой половины XVI в. отличались простотой формы и отделки, как большинство обычных ремесленных изделий. Со второй половины XVI в. по мере широкого распространения ручного огнестрельного оружия, роста его технического совершенства отделка ружей приобретает все большее значение. Наиболее ярко это проявилось при выполнении индивидуальных заказов высокопоставленных или богатых покупателей. Индивидуальные образцы изготавливались изящной, иногда даже вычурной формы и нарядно декорировались. Особенно отличались красотой и тщательностью отделки изделия московских оружейников. Богатая, красочная орнаментика оружия мастеров Московской оружейной палаты, в которой нашли глубокое отражение художественные традиции народного прикладного искусства Руси, принесла отечественным оружейникам мировую известность. Однако основная деятельность Московской оружейной палаты определялась правительственными заказами на массовое изготовление простых армейских моделей регламентированной конструкции.

Возросшая необходимость в единообразии военного оружия вызвала во второй половине XVII в. ряд правительственных распоряжений, содержавших настойчивые требования изготавливать оружие не только установленной конструкции, но и одинаковых размеров. В этот период основное производство армейского оружия постепенно переместилось в Тулу. Начиная с 80-х гг. XVII в. тульские кузнецы регулярно поставляли в государственную казну большие партии оружия, сделанного по образцовым экземплярам. К концу XVII в. Тульская оружейная мануфактура становится первым предприятием своего времени с высоким уровнем разделения труда, связанным с массовым производством военного оружия.

Наряду с мануфактурой существовало и мелкое кустарное оружейное ремесло, особенно в отдаленных районах Русского государства, которое, естественно, наложило свой отпечаток на ручное огнестрельное оружие. Однако в военном производстве ремесло играло второстепенную роль. Начиная с XVI в. арсенал ручного огнестрельного оружия определяли оружейные палаты городов и монастырей, позднее - крупные металлообрабатывающие мануфактуры.

В XVII в. заметное влияние на конструкцию, форму и даже отделку отечественного ручного огнестрельного оружия оказали западно-европейские оружейные школы и некоторые оружейные школы Среднего Востока.

Это влияние отчетливо проявилось в распространении различных типов архаичных кремневых замков. Так, в центральных районах Русского государства в течение всего XVII в. весьма широко использовались замки англо-голландской конструкции, в выработке и художественной отделке которых русские оружейники достигли большого мастерства. В северо-западных и северо-восточных районах страны преобладал карельский тип замка, в основу конструкции которого был положен скандинавский кремневый замок.

В орнаментике ружей нередко находили отражение художественные стили стран Среднего Востока.

С середины XVII в. начало сказываться влияние французской оружейной школы. Оно проявилось не только в заимствовании французского батарейного замка и французской ложи, но и в оформлении оружия. Кстати сказать, влияние Франции испытывали все европейские оружейные центры. Это объяснялось не только целесообразностью конструкций, выработанных французскими мастерами, но и отчасти воздействием моды.

В этой связи необходимо отметить, что влияние зарубежных оружейных школ не вызвало порабощения отечественной оружейной техники более сильными в техническом отношении странами. Это была многообразная, взаимообогащающаяся связь в военном деле.

Русская оружейная техника в XVI - XVII вв. находилась на передовом общемировом уровне развития, иначе она не смогла бы противостоять технике своих противников.

В конце XVII в. почти повсеместно в европейских армиях был введен штык, позволивший одновременно применять ружье и как огнестрельное, и как холодное оружие. Примерно в это же время вошел в употребление бумажный патрон, соединивший в бумажной гильзе заряд и свинцовую пулю.

Применение бумажного патрона значительно упростило процесс заряжания и повысило скорострельность оружия. Применение французского батарейного замка, введение штыка и бумажного патрона означали не только огромный прогресс в развитии ручного огнестрельного оружия, но и обусловили глубокие изменения в организации и тактике войск.

Начало XVIII в. ознаменовало новый этап в развитии отечественного оружия. Создание регулярной армии и начавшаяся война со Швецией (1700-1721) потребовали от правительства Петра I срочно решить вопросы, связанные с масштабом производства вооружения, и предъявить более высокие требования к его качеству. Эти проблемы решались прежде всего созданием своих, отечественных металлургических и металлообрабатывающих заводов. С 1700 г. под Тобольском начал работать крупный казенный завод по производству ружейных стволов. В 1703 г. был основан Государственный Петровский (Олонецкий) завод. С 1705 г. производство оружия осуществлялось на Липецких казенных заводах. К 1714 г. завершилась реконструкция Тульского оружейного завода. Ручное огнестрельное оружие продолжали изготавливать в Оружейной палате и на Оружейном дворе в Москве. Оно поступало в казну от частных подрядчиков и в начале века закупалось за границей.

Казенные и частные заводы при производстве оружия руковод­ствовались каждый своими образцовыми экземплярами, которые не имели единых установленных линейных размеров и различались в отделке. Единого штатного образца ружья в русской армии еще не было, что значительно осложняло организацию снабжения, обучения и боевых действий войск.

24 мая 1715 г. указом Петра I впервые на вооружение русской армии вводятся единые образцы оружия. Указ четко регламентировал общий вид оружия, его линейные характеристики и массу, требовал изготовления одинаковых типов оружия на всех государственных заводах [22]. Единообразие линейной характеристики и массы ружей позволило узаконить соотношение заряда и пули. Масса заряда солдатской и драгунской фузей[3] была установлена 4 золотника (17 г), масса свинцовой пули - 7 1/2 золотника (32 г), масса пистолетного заряда - 2 1/2 золотника (11 г), масса пули - 5 золотников (21 г) [23]. В том же 1715 г. был введен единый боевой комплект. На каждую фузею полагалось 50 патронов с пулей и 20 с картечью [24], на каждый пистолет - 20 патронов с пулей [25].

Оружейное производство России было готово к освоению и изготовлению новых образцов оружия, разработанных с учетом новейших достижений оружейной техники. Тульские, московские, липецкие, олонецкие и другие оружейники достигли высокого профессионального мастерства и к середине второго десятилетия XVIII в. полностью освоили новую, более совершенную технологию производства оружия с применением вододействующих механизмов. Возросшие производственные возможности оружейных заводов позволили значительно увеличить государственные задания.

Тульский оружейный завод в 1715 г. получил заказ на изготовление 20000 ружей (вместо прежних 15000) и 2000 пистолетов. Правительство предъявило жесткие требования к выполнению годовых заданий и изготовлению оружия по образцам.

Для повышения качества выпускаемого оружия были изменены условия приема готовой продукции. Указом 1715 г., которым устанавливались единые образцы ружей, были введены и первые контрольно-измерительные инструменты. Для соблюдения точности принятого калибра на заводы были присланы специальные медные эталонные цилиндры, которые должны были входить в стволы до казенного винта. Контроль за длиной стволов пехотного ружья и драгунского пистолета осуществлялся при помощи деревянных шаблонов с печатью генерал-фельдцейхмейстера Я- В. Брюса [26].

Готовые части ружья вначале осматривались выбранными из среды оружейников мастерами, затем поступали к надзирателям. Прием оружия осуществлялся строго по образцам.

Особенно тщательной проверке подвергался ствол. В первую очередь контролировали его линейные размеры, затем трижды ударяли о деревянный стул для выявления раковин и скважин и, если последних не оказывалось, отдавали на так называемую пороховую пробу, когда надежность ствола проверялась максимальным зарядом [27]. В 1721 г. была введена единая пороховая проба для военного оружия. Стволы ружей и пистолетов испытывались 10 золотниками (42,6 г)[4] пороха с двумя пулями одним выстрелом. На стволе, выдержавшем пороховую пробу, в казенной части ставилось клеймо: Р [28].

Помимо штатных образцов на государственных заводах в первой четверти XVIII в. шло производство различных типов оружия, не входивших в штатное расписание. По образцовым экземплярам изготовлялись большие партии мушкетонов, ручных мортирок, офицерское оружие, штуцера для полевых пехотных полков. Со второй четверти XVIII в. на заводы поступают заказы на изготовление вооружения для иррегулярных войск.

С 1726 г. по указу сената на оружии производства казенных заводов ставилось государственное клеймо - двуглавый орел под короной. Рисунок для единого трафарета был изготовлен на С.-Петербургском пушечном дворе [29].

Совершенствование ручного огнестрельного оружия, повышение его качества и надежности осуществлялись главным образом за счет тщательной отделки его однотипных частей. В 1731 г. на вооружение русской армии были приняты новые образцы оружия с латунным прибором: карабины, драгунские ружья и пистолеты калибром 0,68 дюйма, пехотные ружья калибром 0,78 дюйма [30].

К этому времени основное производство ручного огнестрельного оружия было сосредоточено на Тульском оружейном заводе, который сохранял положение главной производственной базы стрелкового и холодного оружия русской армии на всем протяжении XVIII в.[5] С деятельностью Тульского оружейного завода связано зарождение стандартизации в отечественной промышленности.

Введение новых образцов оружия вызвало ряд правительственных распоряжений, направленных на обеспечение его единообразия. В марте 1732 г. Тульский оружейный завод получил новые контрольно-измерительные приборы для определения калибра - стальные цилиндры под номером 1 для установления калибра у карабинов, драгунских ружей и пистолетов, под номером 2 - у пехотных ружей [31].

В апреле 1732 г. на завод поступило распоряжение из Канцелярии главной артиллерии и фортификации, содержавшее конкретные указания, которыми должны руководствоваться оружейные мастера при изготовлении новых образцов: стволы просверливать по установленному калибру, в наружной отделке и в толщине стенок они не должны отличаться друг от друга; казенные винты для каждого вида оружия изготавливать однообразные, единых размеров; "запалы" (затравочные отверстия) просверливать, а не пробивать на одинаковом расстоянии от казенного среза.

Все ружейные замки должны быть одинаковой конструкции, с дополнительным предохранителем курка - крючком-"собачкой". Отдельные элементы замков: замочные доски, полки, курки - должны подходить как к одному, так и ко всем замкам.

Определенные требования предъявлялись к ложам, приборам и оружейной принадлежности.

В распоряжении впервые указывалось на необходимость взаимозаменяемости однотипных частей, чтобы "в полку от одной фузеи каждую часть можно было употребить к другим фузеям. И когда из помянутых частей равной пропорции несколько при полку будет запасных, то поврежденное ружье или что от ружья потерянное может скоро исправлено быть" [32].

Оружие обр. 1731 г. давалось в армейские полки на 10 лет [33]. По сравнению с предыдущим образцом срок службы увеличился вдвое. Для соблюдения сроков эксплуатации оружия правительство издало указ, обязывавший на стволах гравировать дату выдачи оружия и наименование полка [34].

Введение новых воинских штатов в 1737 г. вызвало дальнейшие изменения в вооружении. Для крепления ствола в ложе у ружей обр. 1737 г. вместо шпилек введены были ложевые кольца.

Повысилась надежность оружия, так как отпала необходимость припайки ушек к стволу, приводившей нередко к его пережиганию. Для предотвращения разгара затравочные отверстия у всех вновь изготовленных стволов должны были отделываться медью[6]. Этой мерой предполагалось продлить срок службы ружья. Новыми штатами впервые предусматривалось производство оружия не только на армию, но и в запас для хранения в цейхгаузах на 50000 человек [35].

Рост масштабов производства, возросшие требования к единообразию оружия вызвали дальнейшее развитие стандартизации его однотипных частей. По новой инструкции, введенной в 1737 г. прием основных частей оружия: ствола, замка, ложи, прибора, штыка - осуществлялся только по лекалам, а не визуально, как это имело место прежде [36].

Лекала - контурные шаблоны отдельных частей или деталей оружия - вводились как обязательные инструменты и при изготовлении ружей. Комплекс подготовительных работ к запуску в производство нового образца сводился к следующему.

На завод присылался утвержденный образец, по которому лучшие мастера изготавливали несколько ружей для определения так называемой пробной цены - стоимости оружия. Затем изготавливались лекала-эталоны и проверочные лекала для раздачи мастерам-деталыцикам. От точности и единообразия лекал зависели качество и надежность выпускаемого оружия. Изготовление лекал-образцов поручалось только лучшим мастерам, и они достигли невиданной для того времени точности в выполнении этих работ. Для повышения ответственности оружейных мастеров за качество изделий была разработана специальная система клеймения. В инструкции 1737 г. указывалось, что каждый мастер должен «на каждую штуку своей работы класть свои клейма, дабы можно было знать, кто ствол, замок или прибор, штык и станок [ложу] делал» [37].

15 декабря 1753 г. указом Государственной военной коллегии впервые вводятся регламентации массы частей оружия, которыми впредь должны были руководствоваться на заводах при изготовлении и приеме ружья. Масса ствола пехотного ружья устанавливалась от 5 до 5,5 фунта, драгунского - от 4 до 4,75 фунта, пистолета - от 1,5 до 1,75 фунта. Вполне определенная масса, допускавшая отклонение лишь в 8-10 золотников, была установлена для замка, прибора, штыка, шомпола и оружейной принадлежности [38].

Реализация этого распоряжения должна была обеспечить массовый выпуск единообразного оружия.

В 50-е гг. идут интенсивные работы по усовершенствованию оружия, главным образом по повышению его надежности. За короткий отрезок времени, с 1753 по 1758 г., на вооружение русской армии были приняты три штатных образца пехотного ружья: образец 1753 г., образец 1756 г. для мушкетерских полков Обсервационного корпуса[7] и образец 1758 г. Каждый последующий образец обладал определенными преимуществами перед предыдущим: имел меньшую массу, более прочное крепление ствола в ложе, лучшую отделку. Однако всем перечисленным образцам был присущ очень существенный недостаток - сложность в производстве и эксплуатации. Только к началу 60-х гг. был выработан оптимальный вариант пехотного ружья, который просуществовал на вооружении русской армии до конца 90-х гг. XVIII в.

При освоении нового оружия на Тульском оружейном заводе были проведены некоторые организационные мероприятия. В частности, для повышения качества ружейных замков лучшие мастера по закалке и установке пружин были переведены только на эти операции. Аналогично были распределены по отдельным операциям и другие специалисты.

Для повышения общего мастерства по инициативе оружейной канцелярии в Туле была организована специальная школа для детей оружейников, где они обучались грамоте, рисованию, арифметике и частично геометрии [39]. Результаты этих мероприятий сказались очень быстро. Уже в 1760 г. на запрос оружейной канцелярии, есть ли необходимость возобновить договоры с иностранными специалистами, все надзиратели ведущих специальностей: ствольной, замочной, ложевой, приборной - ответили, что пребывание иностранных оружейников в Туле считают нецелесообразным, профессиональный уровень тульских оружейников достаточно высокий, в мастерстве изготовления ружей они не уступают иностранцам[8]. К 1762 г. тульские мастера могли изготовить любой образец ружья не только по эталонному экземпляру, но и по рисунку "без малейшего упущения" [41].

В 1763 г. в русской армии были приняты новые образцы пехотного и кавалерийского оружия. При их разработке главное внимание было обращено на обеспечение большей прочности и надежности оружия без увеличения стоимости его изготовления.

В 1765 г. в связи с образованием егерских команд впервые вводится на вооружение егерская фузея. Модель ружья была создана на Тульском заводе и без существенных изменений состояла на вооружении егерских подразделений вплоть до начала XIX в.

В 60-е гг. срок службы в войсках ружей и карабинов был установлен 20 лет, пистолетов - 30 лет. Столь длительный срок эксплуатации оружия стал возможен благодаря высокому уровню стандартизации в оружейном производстве. Если в 30-50-е гг. были стандартизированы ствол, замок, прибор и оружейная принадлежность, то в 60-70-е гг. речь идет уже о взаимозаменяемости отдельных однотипных деталей основных частей оружия: казенного винта у ствола, пружин, лодыжки и других элементов замка, мелких деталей прибора.

70-е гг. XVIII в. отмечены принятием на вооружение русской армии штатных образцов нарезного оружия: в 1775 г. нарезного карабина для кавалерийских полков, в 1778 г. егерского штуцера для унтер-офицеров и капралов егерских батальонов. В эти годы была установлена бессрочная эксплуатация оружия в войсках. Обмену подлежал только ствол и то в случае разгара. Остальные части оружия предполагалось поддерживать в надлежащем состоянии путем замены отдельных деталей [42].

Такое требование могло быть выполнено только при условии единообразного и точного изготовления частей и деталей ручного огнестрельного оружия.

В 1798 г. на вооружение полевой армии были приняты новые образцы: ружье пехотное, ружье унтер-офицерское, штуцер егерский, мушкет драгунский[9], карабин гладкоствольный и нарезной, пистолеты - кирасирский, драгунский, гусарский и пионерный.

Прототипом вновь введенных образцов явилось оружие Гатчинских войск[10], эталонные экземпляры которого имелись в образцовых палатах Сестрорецкого и Тульского оружейных заводов. Новое оружие отличалось от гатчинского только конической формой затравочного отверстия. Поэтому, несмотря на то что официальный указ Государственной военной коллегии о введении новых образцов состоялся 30 июня 1798 г., производство оружия началось по "высочайшему повелению" Павла I уже в 1797 г.

В конце 90-х гг. были разработаны новые типы кавалерийского оружия: штуцер для С.-Петербургского драгунского полка 1796 г. [43] и мушкетон для лейб-гусарского полка 1798 г. [44]. Оба типа оружия легли в основу конструкции кавалерийского мушкетона и кавалерийского штуцера, принятых на вооружение русской армии в качестве штатных образцов в начале XIX в.

Производство новых образцов было налажено с учетом полной взаимозаменяемости частей оружия. Одновременно с выпуском новых ружей заводы должны были изготовлять запасные части, которые при необходимости могли заменить поврежденные без специальной подгонки. Такую высокую степень точности в единообразии изделий обеспечивало развитое лекальное хозяйство. Комплект лекал для изготовления ствола состоял из 10, замка - из 29, а всего ружья - из 78 шаблонов [45].

В связи с применением винтовочного пороха [46] в ручном огнестрельном оружии усиливается контроль за качеством стволов. В 1799 г. была введена новая пороховая проба, которой устанавливалось два этапа испытаний. Первый раз проверяли неотделанный ("черный") ствол двойным зарядом пороха и двумя пулями. Второй раз уже из совершенно готового ствола стреляли обычным зарядом и одной пулей. Второе испытание давало возможность обнаружить незначительные раковины и трещины, которые в "черном" стволе были незаметны (47).

Развитие ручного огнестрельного оружия русской армии в XVIII в. в основном шло по пути типизации образцов и внедрения единообразия технологии его изготовления. Усовершенствование конструктивных особенностей оружия главным образом было направлено на снижение его массы, уменьшение металлоемкости, повышение надежности работы механизмов за счет более тщательного изготовления и подгонки деталей.

В конце XVIII в. благодаря высокой производственной культуре мастеров и наличию развитого лекального хозяйства уровень стандартизации оружейного производства настолько возрос, что мог обеспечить массовый выпуск оружия с полной взаимозаменяемостью отдельных узлов и деталей.

Ручное огнестрельное оружие рассматриваемого периода прошло долгий и сложный путь развития. Из бесформенного инструмента, оглушительный шум которого первоначально больше поражал врага, чем само действие выстрела, оно постепенно путем совершенствования всех технических и конструктивных деталей превратилось в портативное, удобное для стрельбы оружие, стало неотъемлемой частью арсенала солдата и охотника.

Главная отличительная черта отечественной оружейной техники - ее передовой характер, достижение общемирового уровня развития на всех основных этапах эволюции ручного огнестрельного оружия, что явилось важным фактором в обеспечении высокой боеспособности русской армии на протяжении XV - XVIII вв.

ДАЛЕЕ ТЕКСТ И ИЛЛЮСТРАЦИИ ПРЕДСТАВЛЕНЫ В СКАНИРОВАННЫХ ИЗОБРАЖЕНИЯХ


[1] Величина длины ствола в калибрах выражает количество диаметров канала ствола, укладывающееся от дульного до казенного среза ствола.

[2] Название фитильного замка в Русском государстве.

[3] Фузея (от фр. fusil) -ружье.

[4] На протяжении XVIII в. пробный заряд постоянно менялся в связи с уменьшением толщины стенок стволов.

[5] Из-за истощения железных руд прекратил свое существование Петровский оружейный завод. Вступивший в строй в 1724 г. Сестрорецкий завод занимался в основном ремонтом оружия и выполнением отдельных правительственных заказов

[6] Отделывание затравочного отверстия медью для устранения его разгара до 1737 г. применялось при ремонте оружия.

[7] Крупное для своего времени соединение, сформированное в период Семилетней войны 1756-1763 гг. под командованием генерал-фельдцейхмейстера П. И. Шувалова и вооруженное лучшими новыми образцами артиллерийской и оружейной техники.

[8] "К оным [иностранным] фузеям стволы заваривали, штыки ковали тульские оружейные мастера и преимущества против делаемых в армию ружей никакого имеется и к лучшему ничего не сказано у них иноземцев. Как стволам, так и штыкам мастерам учиться нечему... К тем ружьям замки кованы тульскими замочниками, а отделкой приведены ими иноземцами. И ежели замочные мастера в такое время или скорее, как они иноземцы при деле тех замков употребили, такого же дела замки действительно сделать могут. Да и сверх того, как оные скуют, так и отделают и принадлежащий инструмент сделают своими руками, а не так, как означенные иноземцы, чужой ковки замки только в отделку приводят... и будучи в Туле от них иноземцев к чему действу замков как в закалке, так и в прочем неоказано, почему замочным мастерам учиться нечему ж... Преимущества и прочности против делаемых в армию ружей в отделанных ими иноземцами ружьям приборах никакой не имеется и к лучшему ничего не оказано… Сделанные иноземцами фузеи против делаемых в армию ружей прочности никакой не имеют.. к лучшему ничего от них иноземцев ложевым отдельщикам не оказано" [40].

[9] Так называлось обычное драгунское ружье.

[10] Особые войска, подчинявшиеся только Павлу I в бытность его еще великим князем, имели отличную от русской армии организацию, обмундирование и вооружение.